Владислав Никитенко, Vladislav N. Nikitenko 饿道™ (vlad_hunrider) wrote,
Владислав Никитенко, Vladislav N. Nikitenko 饿道™
vlad_hunrider

Categories:

Здравствуй Танечка! Про ночных духов и ночного духа

Здравствуй Танечка! Здравствуй милая!
Знаешь ли ты, что Китай опасная страна? Знаешь, что она населена бесчисленным количеством духов, преимущественно злых. Днем они ведут себя смирно, зато ночью выползают из своих щелей и пугают бедных граждан Поднебесной. И вот ведь что в этих духах самое непрятное – они волосаты и бородаты, то есть похожи на меня. Ты не смотри, что на голове у меня растительности не много – это для духа не главное, главное, что растительность есть на руках, ногах, груди и, о, ужас! – даже на спине.
 
Небесный император должен быть страшным, иначе злые духи на него не обратят внимания 
Вот такие пироги
Вся жизнь китайца, в особенности древнего китайца, от которого жители деревень ушли не далеко, состоит из страха перед этими пронырами. Крыши в Поднебесной совсем не зря загнуты к верху – это сделано для того, чтобы духи, которые, как утверждается, любят карабкаться по углам домов, не смогли пролезть в дом там, где скаты крыши покрывают углы жилища. Сейчас такие крыши есть в основном в храмах, но и традиционные дома китайцев еще сохраняют эту особенность. Есть еще дома, в особенности на Юге у которых перед воротцами во двор, а традиционные китайские дома, хутуны, как раз и представляют собой полностью огороженный дворик без каких бы то ни было окон наружу, или сразу за этими воротцами установлена глухая стена. Духи они ведь быстрые и передвигаются преимущественно по прямой. А так, они натыкаются на эту стену и отправляются восвояси. 

Перед дверьми в храмы и некоторые дома стоят стены, на которые натыкаются злые духи
К тому, что меня иногда боялись дети, я уже привык, а что им, в самом-то деле не бояться? И борода, и черен, как негр, и грязный временами с ног до головы и волосат безмерно. Но в ходе моего второго путешествия я не раз смог обратить внимание, что с наступлением темноты меня пугаются и взрослые. Как-то в провинции Чжэцзянь, выезжая из города Вэньчжоу я, немного заблудился и двинулся не по той трассе, что идет вдоль морского побережья, а параллельно ей, хотя и в правильном направлении. Сначала все шло нормально, но потом дорога испортилась – на ней полным ходом шел капитальный ремонт, а тут еще и темнота спустилась как всегда неожиданно. Короче, я заплутал и мне хотелось выехать на нормальную дорогу, потому что начался дождь, ставить палатку на рисовых чеках не хотелось совершенно. В принципе, я понимал, в каком направлении ехать, но тут, как на грех случился перекресток, причем по качеству покрытия я никак не мог понять, какая из дорог главная. Зато рядом светилось одинокое окно. Я спешился и отправился в дом. В жалком помещении четверо оболтусов играли в покер на деньги (в Китае азартные игры запрещены, поэтому играют везде, всегда и поголовно), я обратился к тому, у которого карт в руках не было. 

Типичная деревня Юга 

Ровные крыши сделать легче, но под них пробираются духи
- Нихау! Во джао и-лин-сы лу (Здравствуйте, как добраться до трассы 104) и показываю ему карту.
А эта сволочь обернулся на меня, уставился отсутствующим взором и как на надоедливую муху рукой показывает «пшел, типа, вон». 
Я, Танечка, человек спокойный, к тому же тогда у меня голодовка на 28-е сутки пошла, а когда человек голодает больше 10 дней он спокоен как слон, но тут мне в голову стукнуло, хватаю я этого обормота за шкварник, вытаскиваю из-за стола и тычу его морду в свою карту: «во джао, сука, и-лин-сы лу?!». В Китае, Танечка, все, сплошь и рядом конфуисты, ну не все, но «конфуисты» все поголовно, можешь мне поверить. Так вот, один помоложе меня вскакивает из-за стола, делает всевозможные пассы руками и нападает на отнюдь не Илью Муромца с характерным криком ия-я-я! «Конфуист» оказался пъян, я сосредоточен и взбешен. Толкнул я его совесем легонько, но он потерял равновесие и перевернув табуретку с горохотом рухнул на пол. 
Картина, достойная кисти художника – среднего роста, вымазанный в грязи бородатый славянин держит за грудки довольно высокого китайца, другой, поменьше, но помоложе валяется под столом, два мужичка постарше сидят с картами в полной прострации... Но китайцем чуждо чувство прекрасного - эту картину портит пожилая супруга хозяина дома, она появляется из спальни и начинает орать так, как у нас орут, когда кого-то уже убили. На ее крик собирается вся деревня и ор черз несколько минут начинается вообще жуткий. Я, кстати думал что зашел в отдельно стоящий дом – о том что это деревня, даже предположить не мог. Между тем, картина стала еще более примечательной. Как и у нас, в Китае разнимают дерущихся женщины. Они и кинулись разнимать, но, увидев «бородатого черта» - одно из названий иностранца в Китае, остались в дверях и завопили еще громче. Постепенно подтянулись и мужчины. Один, самый смелый, потому что значительно превосходящий меня по всем размерениям, подошел ко мне и поинтересовался, чего мне нужно от удерживаемого мною «заложника». Я объяснил, как мог, коверкая китайские слова и разбавляя их отборным русским матом, что я пи-и-и-и-ип, у этого сцуки пи-и-и-и-ип спросил дорогу, а эта пи-и-и-и-ип рукой мне пи-и-и-и-ип показала так пи-и-и-и-ип, да кто оно, это пи-и-и-и-ип дерьмо, чтобы меня вот так пи-и-и-и-ип и все такое, и в том же духе. Как это не странно, здоровяк меня понял замечательно. Он принял из моих рук «заложника» и стал его трясти так, как я себе этого не позволял. Из обилия слов могу предположить, что он говорил примерно следующее: «Эй ты, грязная пи-и-и-и-ип сцука! Он тебе нихао сказал, пи-и-и-и-ип тварь?.. Ах, сказал?! Так почему же ты ему пи-и-и-и-ип дорогу не показал?!» 

К тому, что меня пугаются дети я привык в первые же дни
Самое интересное, что все женское население, которое недавно еще орало на меня, еще громче стало орать на бессердечных картежников, которые не помогли бедному лисапедисту из России. Бабуля, которая подняла тревогу огрела обоих сидящих за столом и этот стол сразу стал наполняться снедью. Мне было предложено покушать, от чего пришлось отказаться - голодовка. Но чай мы все-таки попили, некоторые мужички настойчиво советовали мне всосать литр-другой рисового вина и остаться в деревне, мне даже показали куню, которая разделит со мною ложе, но я как мог убеждал что у меня пост, что я тебе, Танечка, верен и все в том же духе. Ну а потом здоровяк, тот который порядком помял невежливого картежника сел на свой мотоцикл и проводил меня на трассу. 
В дальнейшем я имел возможность наблюдать подобное неоднократно. Китайцы, которые приветливы и любопытны днем, пугались меня ночью. Причем не было особой разницы, сколько людей шло толпой, когда я к ним подъезжал, они все равно пужались. Не в городе, конечно, в сельской местности. Один раз, я перепугал половину провинции Шаньдун до тех пор, пока не обнаружил людей, у которых при виде меня поджилки не тряслись – это были два часовых возле какой-то военно-морской базы. Им бы я трусости просто не простил – оба были вооружены «калашами».
Ну вот, Танечка, если вдуматься, это хорошо даже, что ты держишься от меня подальше. Я вишь, какой страшный! 

Под такую крышу духу трудно забраться - по ней он съедет и отлетит...

 ... но если ему удастся пролезть, он заплутает внутри
Tags: people, Здравствуй Танечка!™
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments