Владислав Никитенко, Vladislav N. Nikitenko 饿道™ (vlad_hunrider) wrote,
Владислав Никитенко, Vladislav N. Nikitenko 饿道™
vlad_hunrider

Categories:

旅顺口 Порт-Артур. Статья

Забытый русский город Поднебесной.

Сколько копий было сломано, сколько гонораров журналистам выплачено во время эпопеи «Бронзового солдата» с площади Тынесмяги. И тема до сих пор не умерла. Национальное самосознание россиян поднялось на недосягаемую высоту - у страны появился небольшой и потому очень удобный враг, пинать которого можно безо всяких опасений и в газетах, и по телевизору. 
           
«Бронзовый солдат» с проспекта Чжуншань.

Мало кто помнит теперь, что в сентябре 1999 года другой «Бронзовый солдат» стоящий на площади Народа, бывшей им. Сталина, в центре Даляня был «снесен», и позднее восстановлен в прежнем виде на русском мемориальном кладбище в Порт-Артуре, в 55 км от того места, где он стоял раньше. Построен этот памятник был в 1953 году, а еще через пару лет советские войска покинули Далянь. Был я на площади Народа и, честно говоря, думаю, что не место там нашему воину-освободителю. Что делать ему напротив мэрии Даляня, городского суда и полицейского управления? Опять же, китайским трудящимся не с руки демонстрации проводить перед воином-освободителем, который японцев победил, а свою страну от развала не уберег. Поэтому демонстрации по случаю Первомая или очередной годовщины образования КНР проходят теперь ввиду мэрии перед красным знаменем с одной большой звездой и четырьмя поменьше.

Однако мы не предлагаем поднимать шумиху по поводу того «сноса» «Бронзового солдата». С одной стороны этому солдату лучше там, где он стоит сейчас, а с другой много реальных людей, о захоронениях которых необходимо думать. К сожалению, государство в силу разных причин думать обо всем сразу не может, а может быть не хочет. Государству, всем нам, необходимо возвращать уважение к самим себе не устраивая бурь в стакане воды, а заботясь и своих гражданах, и о своих павших там,  где они есть сейчас, живые и мертвые.

Вечная память или забвение?

Русское мемориальное кладбище в Порт-Артуре самое большое в Поднебесной иностранное воинское захоронение. Город Люйшунькоу, как называется Порт-Артур в Китае, долгое время был закрыт для посещения иностранцами в связи с тем, что именно здесь находится главная база Северного Флота НОАК. Огромное счастье для нас и огромная заслуга китайских властей в том, что за годы охлаждения «вечной дружбы СССР и КНР» здесь, в запретной зоне, память о России не была уничтожена.

Больше всего пострадало от местных вандалов во времена «Культурной революции» именно кладбище.  Хунвейбины частью идейно отодрали, частью пропили бронзовые именные таблички, звезды и цепи с памятников. Хорошо, что волна борьбы с советским ревизионизмом не приняла здесь большого размаха и не было поддержана официально. Хорошо, что кладбище не снесли вовсе и не закатали под асфальт.

2030 человек похоронено на кладбище в Порт-Артуре за десятилетие между 1945 и 1955 годом, часть захоронений, наиболее ухоженная, связана с исполнением Красными армиями СССР и Китая интернационального долга по противодействию войскам ООН на стороне Северной Кореи. Теперь здесь лежат пилоты, советники других родов войск, погибшие в боях по обе стороны от 38-й параллели. К сожалению очень много наших соотечественников, как военнослужащих, так и членов их семей,  а также медицинских работников из Порт-Артурского гарнизона умерло от бушевавших здесь эпидемий чумы и холеры. Бродя меж памятников, оставшихся с тех времен постоянно натыкаешься на женские и детские могилы. Офицеры похоронены отдельно, солдаты и сержанты – в братских могилах. На каждом памятнике пафосная надпись: «Вечная память советским воинам, павшим на боевом посту!», «Народ никогда не забудет защитников социалистической родины!» или «Вы верно служили отчизне своей!». Сейчас эти надписи выглядят издевкой над теми, кто лежит под этими громкими фразами. 
     

То небольшое количество средств, которые власти города собирают с немногочисленных туристов, а билет стоит 10 юаней или примерно 35 рублей, не может обеспечить должный уход за могилами. Государственные власти, которые по международным нормам обязаны содержать воинские захоронения, видя бездействие наших властей, посольства в Пекине и генконсульства в Шэньяне, тоже не особенно стремятся исполнять закон.  Если бы не китайские волонтеры, кладбище было бы совсем заброшено. Среди могил я вижу молодого китайского парня, убирающего мусор и лишнюю растительность. Мы знакомимся, Чжэн Синь, взявший русское имя Саша работает учителем русского языка, который на удивление популярен здесь и гидом, а в свободное время по собственному почину ухаживает за нашим кладбищем. Он любит наши старые кинокомедии, русскую классику. Он извиняется за тех, кто бесчинствовал над могилами и сокрушается, что сейчас сложно разобрать, кто и где лежит. Саша показывает мне те могилки, которые отыскали родственники похороненных здесь, он помнит даты, когда они сюда приезжали, помнит имена этих людей. Саша хочет, чтобы все остальные могилы также вновь приняли свой первозданный вид. Но у него и немногих таких же неравнодушных физически не хватает времени для того, чтобы обеспечить должный уход за мемориалом площадью в 48 тыс. кв. метров.

Мы с Сашей вновь обходим все кладбище и он рассказывает, что до середины тридцатых годов здесь была часовня и служил службу русский батюшка. Потом он умер и был похоронен своими прихожанами-китайцами здесь же, но как его звали, администрация мемориала установить не может. Мы проходим к стенам, которые остались от часовни и я также пытаюсь оправдаться за невнимание к своим погибшим от имени нашей страны.

- Саша! Но ведь ваши власти не позволяют посещать Люйшунь большому количеству наших туристов, они против того, чтобы здесь вновь стал нести службу православный священник.

- Да вы что? Такая ситуация была раньше, сейчас никаких препятствий этому не будет, наоборот, китайцы очень уважают русских и если здесь будет действующая часовня, китайских туристов станет больше.

После беседы с Сашей я направился в старую часть кладбища. Даже после того как в 1988 году мемориал стал охраняемым памятником истории провинциального уровня, отношение китайцев к той его части, где захоронены погибшие во время русско-японской войны проще всего иллюстрировать надписью у входа: «Западная часть мемориала является публичным кладбищем, заложенным после захвата Люйшуня царской Россией. Здесь также погребены погибшие в ходе захватнической русско-японской войны за Люйшунь 14873 воина русской армии». Нет, конечно, не все, кто погиб при обороне Порт-Артура похоронены здесь, а цифра «14873» больше походит на количество всех погибших в 1904-1905 году при обороне крепости, но захоронений в западной части кладбища никак не меньше двух тысяч. И вот за этими-то умершими и погибшими никакого ухода практически нет.
В принципе, с большой натяжкой, понять китайцев можно - как мы после 1917 года отказались от царских долгов, так и Мао Цзэдун ни в грош не ставил договора Цинов. Россия получила Ляодунский полуостров в аренду на 25 лет, но ведь КПК отношения к этому не имело?! А потом еще извечный враг Китая, императорского и коммунистического, Япония, устроила разборки с русскими в чужом доме, причем и те и другие считали, что сражаются за свое, исконное. Опять же, во времена Великой Дружбы Кобы и Мао советская историография войну 1904-1905 годов представляла почти исключительно как войну ненужную, глупую, как бы призванную показать гнилость царского правительства. А если мы себя не любим, так чужим нас за что уважать?

Что-то надо делать!

Хотя бы сейчас ситуацию надо менять. Китайцы обожают исторические фильмы, телесериалы и любят снимать их самостоятельно и совместно с другими странами. Уверен, что если один из наших киношных мэтров решит экранизировать «Порт Артур» Александра Степанова на натуре, да еще сделает это совместно с китайцами и в сериальном варианте, и в широкоэкранном, и сам Порт-Артур и русское кладбище станут новой туристической Меккой провинции Ляонин. Уверен, что деньги на съемки можно найти у министерств обороны наших стран. Если отряд кораблей Тихоокеанского флота России или хотя бы один большой десантный корабль посетит с дружеским визитом Люйшунь, а его экипаж примет участие в наведении порядка на русском кладбище. Если, наконец, морские пехотинцы после этого пройдут парадным маршем по улицам Порт-Артура в форме времен русско-японской, Второй Мировой и современной, а потом такие визиты станут постоянными, да еще с приглашением японских кораблей и проведением совместных парадов Примирения, это станет лучшим примером патриотического воспитания молодежи во всех странах-участницах. Китайцы умеют считать деньги и прекрасно понимают, что такие акции сделают Порт-Артур популярнейшим местом, а для того чтобы привлечь дополнительных туристов и их деньги, устроят все в лучшем виде!

Если погулять по Порт-Артуру денька два-три, нетрудно утвердиться в мысли, что этот город так и просится в побратимы к Кронштадту или, скажем, Благовещенску. Слишком узнаваема его архитектура, слишком этот город не китайский по своему виду.
Ну а для читателей есть предложение. Если ваши предки служили в Порт-Артуре, если в ваших архивах сохранились свидетельства и фотографии русского кладбища и других русских мест в Порт-Артуре, присылайте их, – это поможет восстановить в первозданном виде мемориал павших русских и советских воинов на далеком Желтом море.
Владислав Никитенко

Хочешь фотки посмотреть, жми на тэгу "Порт-Артур"
Tags: China Liaoning 辽宁 - 辽, hunride v, military, necropol, Порт-Артур 旅顺口, Россия - Russia, статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments