Владислав Никитенко, Vladislav N. Nikitenko 饿道™ (vlad_hunrider) wrote,
Владислав Никитенко, Vladislav N. Nikitenko 饿道™
vlad_hunrider

Category:

Сравнительная географическая характеристика Амурской области и штата Монтана. История 1

ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ И РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ
АМУРСКАЯ ОБЛАСТЬ

Целью нашей работы является сравнительная географическая характеристика двух молодых регионов и экскурс в давнюю историю человеческих поселений нас интересует постольку- поскольку. Но так как с одной стороны известных цивилизаций на территории обоих регионов не возникло, а с другой знание истории поможет нам описать народонаселение, не будет вреда, если рассмотреть историю появления человека в наших суровых регионах.

Самым хорошо исследованным свидетельством древнейшего обитания человека на территории Приамурья является палеолитическая Селемджинская культура (25-10 тыс. до н.э.), которая ассоциируется с предками палеоазиатских народов. В начале голоцена, с отходом ледников палеоазиатские народы, предки юкагиров, совершили реколонизацию Сибирcкой Арктики.

В исследовании и описании этой культуры, получившей название по названию реки Селемджа, особая заслуга принадлежит выпускнику БГПИ, директору Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН, академику АН СССР и РАН Анатолию Пантелеевичу Деревянко, преподавателю института, археологу Борису Семеновичу Сапунову. Приятно, что еще в школьные годы мне посчастливилось быть участником двух археологических экспедиций на реке Селемджа, отчего разницу в эпохах палео- и неолита (раннего и позднего каменного века) я представляю.

В эпоху неолита в конце III тысячелетия до н.э. на Амуро-Зейской и Зейско-Буреинских равнинах распространяется древнейшая на российском Дальнем Востоке земледельческая культура, получившая название Осиноозёрская. Племена этой культуры вели оседлый образ жизни, люди жили в больших, полуподземных конических жилищах с кострищем в центре, изготовляли каменные орудия труда, керамическую посуду и практиковали земледелие - среди посуды найдены семена проса. Кроме того с территории Нижнего Амура кочуют племена охотников, рыболовов и собирателей Громатухинской культуры.

Во II-IV веке территорию Приамурья заселил земледельческий народ мохэ, который выращивал просо и пшеницу, занимался животноводством. Родиной народа мохэ являлась территория Южной Маньчжурии - современной провинции Ляонин в Китае, но благодаря родственному этносу северных племен, мохэ по большей части мирно ассимилировали народы северней Амура. У мохэ были развиты не только земледение и животноводство, но и охота, собирательство, рыбная ловля, добыча металлов, гончарство, кузнечное дело. Жили они в крупных поселках, по преимуществу неукрепленных, хотя раскопаны не только городища, но и крепости, в больших землянках. Основным оружием мохэсского воина и охотника был сложный клееный из разных пород дерева, лук со стрелами, преимущественно с металлическими наконечниками. К IV –V вв. у мохэ существовал развитый патриархально-родовой строй.

Потомками мохэского этноса в Приамурье стали чжурчжэни, которые сохраняли свои связи с территорией Маньчжурии. В начале XII века они образовали собственное государство Цзинь (Золотая империя), занимавшее огромную территорию - Приамурье, Маньчжурию и почти весь северный Китай. Концом эпохи чжурчжэней стал разгром империи Цзинь монголами в 1234 году.

После монгольского нашествия крупных государств на территории Приамурья не было. Племена дауров жили большими родами и управлялись князьями. Именно они первыми встретили русских землепроходцев-завоевателей и оказали им сопротивление, когда в 1644 году в Приамурье с территории Якутии вторгся экспедиционный отряд Пояркова, напугавший местных жителей случаями каннибализма.

Вторую русскую экспедицию в 1650 году предпринял Хабаров, а в следующем году им был заложен Албазинский острог с гарнизоном в 50 казаков. В 1658 году даурам и призванным ими на помощь маньчжурам удалось разрушить крепость. Однако уже в 1665 году военнопленным подданным Речи Посполитой, приговоренному за мятеж на реке Лене к смертной казни пятидесятнику Никифору Романовичу Черниговскому с небольшим отрядом удалось поселиться в разрушенном остроге и основать казачью вольницу. Даурские племена принуждены было платить дань. Русское же население стремительно росло, появились несколько деревень и слободок, был основан Спасский монастырь с 4-мя монахами, в который в 1671 году иеромонах Гермоген привез икону Албазинской Божьей матери. В следующем, 1672 году казачья республика признала власть русского царя, а Никифор Черниговский был помилован и назначен приказчиком Албазина.




Печать Албазинского воеводства и ее зеркальное отображение


26 мая 1682 г. было учреждено Албазинское воеводство, его герб и печать. Территориально в него входили земли дауров к востоку от Нерчинского воеводства по берегам рек Шилка и Аргунь до хребта Большой Хинган на юге, Станового Хребта на Севере и реки Зея на Востоке. Помимо Албазина в состав воеводства входили Верхнезейский, Долонский, Кумарский и Селемджинский остроги. Первым и единственным воеводой был Алексей Толбузин.



Однако экспансия России на восток не могла понравиться четвертому и самому успешному императору династии Цин, Сюанье, известному под именем девиза своего правления (康熙 -Процветающее и лучезарное), как император Канси. Еще в 1874 году в пустынных тогда районах Маньжурии на побережье реки Сунгари основывается крепость и строятся военные верфи.

Уже в сентябре 1682 года император Канси дал поручение сановникам Лантаню и Пэнчуню оценить возможности вытеснения русских. В ноябре Лантань с небольшим конным отрядом провел рекогносцировку Албазина, объяснив свое появление охотой на оленей. Русские и маньчжуры обменялись подарками. Советник составил доклад об организации военной экспедиции против Албазина, деревянные укрепления которого он оценил как слабые.

Подготовка к боевым действиям была развернута со всей серьезностью. На Сунгари была простроена военная флотилия для перевозки войск и провианта на 3 года. В 1863 году советник Латань с войсками в устье реки Зея окружил следующий из Албазина в Зейские и Селемджинские остроги струги и принудил к сдаче в плен отряд казаков Григория Мыльникова в 70 сабель.

После этого поражения казаки оставили без боя Долонский и Селемджинский остроги. В Верхнезейском остроге двадцать казаков оборонялись против четырехсот маньчжур до февраля 1684 года. При этом стоит учесть, что завоевавшие Китай и основавшие династию Цин маньчжуры считали что один маньчжурский воин стоит десятерых китайцев. Ситуация, когда на каждого русского казака приходилось двадцать маньжур, очень впечатляла и маньчжур и китайцев. Не случайно в дальнейшем, после победы цинских войск над Албазином плененные и согласившиеся на переезд в Поднебесную казаки и их потомки стали единственными солдатами, охраняющими императора внутри Запретного Города, единственными военнослужащими императорского Китая имеющими право на ношение Желтого пера на головном уборе. А ведь в противоположность рядовому "русской императорской гвардии" даже китайские маршалы не имели права ни на один атрибут императорского желтого цвета во всем гардеробе!

Весь 1863 и 1864 год китайцы продолжали перебрасывать войска к Албазину, попутно небольшими конными отрядами нападая на окрестные деревни. Основными возделываемыми культурами в тот период у русских крестьян и казаков были пшеница, ячмень, овес, просо и конопля. Уничтожение посевов и препятствие в сборе урожая серьезно уменьшали возможности Албазина к длительному сопротивлению.



В начале лета 1865 года значительная армия в пять тысяч маньчжур на кораблях речной флотилии двинулась от Айгуна вверх по Амуру. В Албазин было послано два казака из отряда Мыльника с требованием под угрозой смерти немедленно уйти с Амура. 10 июня корабли флотилии появилась вблизи Албазина. В это время к крепости подходили плоты со спешившими укрыться за крепостными стенами сорока жителями деревень с верховий Амура. Маньчжурские корабли обстреляли плоты из пушек и захватили их, пленив крестьян.

Два последующих дня цинские войска строили вокруг Албазина осадные сооружения, позиции для артиллерии. Напротив северной крепостной стены были установлены наиболее мощные длинноствольные пушки. Когда они открыли огонь, оказалось, что бревенчатые укрепления Албазина не выдерживают попаданий из тяжелых орудий. Бывали случаи, когда китайские ядра пролетали крепость, размером 120х120 метров насквозь, пробивая и северную, и южную стену. В результате вспыхнувших пожаров в Албазине сгорели хлебные амбары и церковь с колокольней. Была подбита одна из трех русских пушек. Жертвами артиллерийского огня стали около ста человек.

Ранним утром 16 июня цинские войска начали общий штурм, но захватить крепость не сумели. Однако и защитники Албазина отогнать противника от стен крепости не могли из-за потерь в живой силе и особенно, боеприпасах.

Воевода Толбузин обратился к Лантаню с предложением вывести гарнизон и жителей из Албазина в Нерчинск, тот настаивал на уходе русских в Якутск, считая, что Нерчинск также находится на маньчжурских землях. Однако Толбузину удалось настоять на отступлении вверх по Амуру. 26 июня 1685 года русские беспрепятственно покинули город и двинулись на запад.

Лантань уничтожил строения Албазина и, считая свою миссию выполненной, отошел к Айгуну. В этой крепости был оставлен гарнизон в 500 человек, остальные войска ушли на юг по Сунгари.

В Нерчинске собрались бывшие защитники Албазинца, и опоздавшее к ним немногочисленое подкрепление с несколькими пушками. Не желая себе "побежную славу из Албазина учинить", казаки решили попытаться вернуть себе город. В середине июля из Нерчинска вниз по Амуру был послан разведывательный отряд. Узнав, что цинские войска покинули разрушенный Албазин и даже не сняли посевы в окрестных деревнях, воевода Толбузин при поддержке нерчинского воеводы Власова немедленно организовал поход для восстановления главной русской крепости на Амуре. Вперед был выслан отряд из 200 конных казаков капитана Афанасия Ивановича Бейтона, немца по происхождению. 27 августа 1685 года на пепелище Албазина прибыл на стругах сам Толбузин с войском из 514 служилых людей и 155 промысловиков и крестьян, которые до зимы отстроили заново город и несколько деревень.
Таким образом, несмотря на военную победу, Цинскому Китаю не удалось вытеснить русских из Приамурья. В следующем году военные действия были продолжены с новой силой в ходе новой осады Албазина.

Если в ходе боев 1685 года крепость Албазин представляла собой традиционное для Сибири сооружение, представлявшее собой бревенчатую стену за глубоким рвом, то теперь крепость стала деревянно-земляной - бревенчатый частокол был засыпан на высоту в три-четыре метра землей с шириной стены у основания в 7-8 метров. Пробить такую стену не то что орудиями XVII века, современными, практически невозможно. Кроме того, были устроены бастионы. Современной реконструкцией Албазина руководил капитан Афанасий Бейтон, знакомый с достижениями западноевропейской фортификации.

Крепость была прекрасно по тем временам вооружена. В арсенали крепости была тяжелая мортира, стреляющая пудовыми ядрами, восемь медных пушек и три крепостные пищали. Боеприпасов и продовольствия защитникам крепости численностью в 800 человек должно было хватить на два года осады.
С осени 1685 по весну 1686 года китайские и русские кавалерийские отряды нападали на деревни по берегам Амура.

Весной 1686 года китайцы стали переправлять пятитысячное войско по берегу и на 150 речных судах к стенам Албазина.
Лантань ожидал, как и прежде, сломить сопротивление защитников Албазина непрерывным артиллерийским обстрелом, но тот не давал результата - ядра вязли в земляных валах. Однако от бомбардировки албазинцы несли потери, всего от обстрелов в городе погибло за лето 40 человек. Среди первых из них был воевода Алексей Толбузин. В ночь на 14 июля цинские войска устроили общий штурм с приречной и северной стороны, однако албазинцы не только отбили приступ, но и сами сделали вылазку, дойдя до вражеского лагеря у речного берега.

Лантань принял решение готовиться к долгой осаде. Вокруг Албазина было устроено четыре осадных городка. Русскую крепость на расстоянии 400 м со всех сторон окружили траншеями и валами, в том числе, вал был и за Амуром. За валами были устроены "раскаты" — насыпные возвышения, на которых устанавливались тяжелые орудия для обстрела внутрикрепостного пространства. Всего у маньчжур было 15 тяжелых "ломовых" орудий, способных простреливать всю крепость. Защитники вынуждены были укрываться от их огня в подземных убежищах, все строения в городе были разрушены.



Гравюра с изображением крепости Албазин и китайских осадных городков
из книги Н. Витсена "Северная и Восточная Тартария". Амстердам, 1692


Пять раз албазинцы устраивали вылазки, успешно применяя в них тогдашнюю военную новинку — ручные ядра. В октябре 1686 года маньчжуры устроили последний и самый ожесточенный штурм. К крепости двигали два "дровяных" вала, чтобы засыпать ими ров и поставить вровень с валами. С таких подвижных валов цинские войска могли бы сбить с крепостных укреплений защитников и ворваться в крепость. Русские вновь устроили вылазки и подожгли один вал, второй был взорван при помощи подкопа. Часть дров досталось русским, которые использовали их для обогрева. В результате боев к началу зимы погибло около ста русских, гораздо тяжелее были небоевые потери - от цинги умерло 500 человек. К декабрю в Албазине оставалось в живых всего 150 казаков, из которых только 45 могли нести караульную службу, остальные лежали больными. Сам Бейтон из-за опухших ног передвигался на костылях. Осада приняла характер борьбы на истощение. Цинские войска несли потери в боях и от голода. Общие потери цинских войск оцениваются в 2,5 тыс. человек.

В конце октября 1686 года в Пекин прибыли подьячие Посольского приказа Никифор Венюков и Иван Фаворов. Китайский император согласился на перемирие. Сообщение о перемирии дошло до Албазина в начале декабря. Однако цинские войска, прекратив обстрелы, не отходили от крепости, надеясь, что холод и болезни всё же заставят русских сдаться. Когда Бейтон выслал двух казаков в тайгу для сбора сосновой хвои - традиционным средством от цинги, маньчжуры их перехватили и убили. Только 6 мая 1687 года Лантань отступил от Албазина на 4 версты, хотя маньчжуры оставались вблизи города, чтобы не дать русским засеять окрестные поля. В августе маньчжуры наконец ушли вниз по Амуру. Однако в последующем цинские флотилии появлялись у Албазина в июле 1688 и в августе 1689 года, сжигая посевы, чтобы лишить русский гарнизон запасов продовольствия - в случае возобновления военных действия и новой осады, Албазин не смог бы долго продержаться. Во многом это определило согласие России, в соответствии с Нерчинским договором, на уничтожение Албазина.

В сентябре 1689 года, после подписания Нерчинского договора, русский гарнизон, взяв имущество, пушки и церковную утварь, покинул Албазин, предварительно разрушив укрепления и дома. Несмотря на уничтожение города по условиям соглашения и уход русских из Приамурья, оборона Албазина заставила Цинский Китай отказаться от своих претензий на другие русские земли и в том числе на Нерчинск, который во время работы посольского приказа был осажден цинскими войсками численностью свыше 10 тысяч человек.

Почти на двести лет история Приамурья как российской земли прекратилась. Настолько же малоинтересна судьба приамурья после подписания Нерчинского договора - Цинская империя оставила земли пустовать, сделав их буферной территорией между Китаем и Россией. Племена дауров и чжурджений также не имели тут государственности.

Граница между Россией и Китаем была проведена по реке Аргуни и далее по "Каменным горам": от истоков реки Горбицы и "до моря протяженным". При этом все реки, впадающие в Амур с юга от этих гор, полагались принадлежащими Китаю, а все реки, текущие с другой стороны этих гор — принадлежащими государству Российскому. Реки же и земли, расположенные между рекой Удой, принадлежащей Российскому государству и "Каменными горами" от Амура до моря, принадлежащими Китайскому государству, полагалось оставить неразграниченными.

Самым неясным в этом договоре оставался вопрос о географическом положении "Каменных гор" которое вплоть до 1850 года оставалось неопределённым. российскому офицеру Д. И. Орлову, будучи участником Амурской экспедиции, по заданию Г. И. Невельского исследовал направление Хинганского, что на местном наречии обозначает Каменного, хребта. Он определил, что Хинганский хребет, принятый по Нерчинскому трактату 1689 года, подтверждённому трактатом 1721 года, за границу между Россией и Китаем, от верховьев реки Уды направляется не к северо-востоку, как ошибочно до этого времени полагали и как изображалось на всех картах, а к юго-западу. То есть что от реки Амура "Каменные горы" есть ни что иное, как Большой Хинган.
С другой стороны, трактовка Большого Хингана как "Каменных гор" не выдерживает критики с точки зрения упомянутого в Нерчинском договоре размежевания рек, согласно которому Россия не получала прав на реки Амурского бассейна, протекающие по горам Б. Хингана. Из текста договора ясно вытекает, что неразграниченными остаются области между хребтами Кивун и Тайканским, где проходит граница водораздела между северными притоками Амура и реками бассейна Охотского моря. В определении "Каменные горы" просматривается водораздельный Становой хребет, линия которого наиболее соответствует указанным в Нерчинском договоре географическим ориентирам.

Русские историки расценивают Нерчинский договор как весьма несовершенный документ с международно-правовой точки зрения. Его тексты на русском, маньчжурском и латинском языках были неидентичными, упомянутые географические ориентиры — неясными, обмен картами не был произведён, делимитация границы была произведена на неудовлетворительном по тем временам уровне, а демаркацию границы и вовсе не проводили. При этом не было произведено собственно разграничение за пределами Албазинского воеводства.

Эти обстоятельства дали основания русской стороне требовать пересмотра навязанной силой границы в Приамурье и определения границы в Приморье, что и было сделано в 1858 году при заключении сторонами Айгунского договора. Китай, в свою очередь, также считает навязанным силой именно Айгунский договор, и признаёт Нерчинский трактат единственным подлинно справедливым соглашением о границах.

Карта Иркутского наместничества 1796 г. с границами России и Китая в период между Нерчинским договором 1689 года и Айгунским 1858 года

Tags: USA - MT™ Montana, Россия - Амурская
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments