Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

10000 км

宁德 Ningde. Деревенька с церковкой

18.04.2006 福建 Fujian, 宁德 Ningde
Деревенька эта находится всего в 18 км от суперсовременного города Ниндэ. Туристы продетают мимо этой красоты по хайвэю, но меня с велосипедом на хайвэй не пускают, поэтому мне можно сказать повезло, увидел. И перед всеми теперь вот хватаюсь.
Collapse )
10000 км

广西 南宁 Guangxi, Nanning

广西 ()

Гуанси-чжуанский автономный район. По-китайски звучит и пишется так: 广西壮族自治区 (Guǎngxī Zhuàngzú Zìzhìqū), но чаще всего китайцы говорят и пишут просто Гуанси 广西. Первый иероглиф переводится как широкий, обширный, второй – запад. Таким образом, название провинции можно перевести как обширные земли на западе. Хотя в названии автономного района есть слово чжуанский, (третий и четвертый иероглифы) что говорит о том, что среди его населения преобладают чжуане, почти что вьеты, но в Наньнине я не заметил, чтобы люди с вьетнамскими чертами лица преобладали, этнических китайцев явно больше. Официальные данные говорят о том же: Хань - 62%, Чжуане - 32%, Яо - 3%, Мяо - 1%, остальные народности – 2%. Название же города можно перевести как Южный Покой. В принципе, все сходится.

南宁

Nanning, Наньнин

Основная моя задача в столице Гуанси-Чжуанского автономного района – немного акклиматизироваться, привыкнуть к запахам и купить велосипед. Этим я и занимаюсь с момента приезда. С велосипедом проблема – ни одного фирменного магазина тайваньской фирмы Giant не вижу, ни одного магазина с нормальными велосипедами тоже. Велосипедов в стране валом, но в основном они предназначены для внутреннего рынка. Для переезда одного китайца из дома на работу, с работы на рынок и опять домой. Такая велосипедка мне не подойдет. Мне надобно такую машину, которая без проблем проедет 5000 км за два месяца без ремонта. А такой агрегат стоит по китайским меркам очень дорого – как мотоцикл или мотороллер и, во всяком случае, раза в два больше чем мечта любого китайского велосипедиста – электролисапед. В первый день ничего не нашел, «желтых страниц» в отеле не оказалось, поэтому обратил свое внимание на вторую главную задачу – получение иммунитета к запахам китайской кухни.

 

В прошлый раз, осенью 2005-го я сдуру рванул из Благовещенска в Пекин, ни одного дня не проведя за китайским столом. Как в России перекусил, так и поехал до столицы Поднебесной натощак. Было тяжело. Китайские города отстоят друг от друга недалеко, каждый раз выходило, что в обеденный перерыв один из городов я пересекал. А обед в Китае – дело святое, во время обеденного перерыва на центральных улицах городков появляется огромное количество передвижных велочифанек. Не отходя от кассы, вам сделают пельмени или яичные блинчики, лепешки или кукурузную лапшу и много-много-много всякой вкусной всячины. Есть люди, которые и в Китае вилку и хлеб просят, а от мяса в кисло-сладком соусе нос воротят, но я от китайской кухни балдею. Голод, он итак не тетка, а когда вокруг тебя все увлеченно жуют, становится вообще грустно.

 

Как только стопы привели меня на гастрономическую улицу, я серьезно на ней задержался. И вы бы задержались. Китай в смысле гастрономического туризма даст сотню очков вперед любому государству. Особенный шик поесть пекинскую утку в пекинском же ресторане «Пекинская утка», но и в Пекине и во многих других городах ее же можно съесть дешевле и в два, и в три, и в четыре раза. В Гуанси много блюд готовят из риса с различными фруктовыми прибамбасами, много морских гадов. Все это, естественно можно есть в солидном кабаке с музыкой и вытянувшейся во фрунт линейкой официантов, но я к такому сервису отношусь с предубеждением даже когда денег в кармане много. Одно дело, когда ты на официальном обеде с крупными шишками, там навязчивый сервис уместен, но когда ты один, чувствовать спиной подобострастный взгляд официанта это уже слишком. А если он к тому же и не подобострастный? Совсем другое дело открытые уличные «кафе» на таких вот улочках, которые есть во всех городах Китая. Спокойно выбираешь, что будешь кушать, через пять минут блюдо на столе и весь следующий час ты спокойно наслаждаешься едой и наблюдаешь жизнь вокруг. Для начала я «размялся» воробьями табака. 

Классное блюдо, но дороговато, потом заказал «Встречу тигра с драконом». Обычно это мясо змеи и кота, где кот «играет» роль тигра, а змея – дракона. Но в моем случае дракона «играла» собака. Я ни в коем случае не кровожаден и если бы котейка и собачонка смотрели бы на меня своими грустными глазами мне и в голову не пришло бы их кушать, но здесь «полуфабрикаты» из этих бедных животных лежат прямо на прилавках. Проходишь мимо, а среди зелени и морепродуктов лежит вареная собачья тушка. Почему не попробовать? Вот я и пробую. Насчет «тигра» не скажу, не распробовал, а в искусстве приготовления собачатины равных корейцам нет. Никогда не бойтесь, что кошку или собаку в Китае вам подсунут вместо свинины или телятины – собачатина раза в три дороже, а кошатина и того больше.

 

Посидев немного за столом, решаю прогуляться по вечернему Наньнину. В китайских городах по улицам ходить можно совершенно спокойно и нам к такой роскоши не привыкшим сам Бог велел пользоваться такой возможностью при каждом удобном случае. Во время прогулки захожу в супермаркет поинтересоваться, что там есть поесть, покупаю немного местной колбаски и упаковку бутилированного зеленого чая. На кассе сталкиваюсь с белым человеком.

 

-          Hello!

-          Hello!

-          Where are you from?

-          I’m from Russia! Are you?

-          Oh! From Russia?

-          Yes!

-          It’s beautiful! I’m from New Zealand.

 

После обмена любезностями мы с мистером… Тищенко приходим к выводу, что водку пить за встречу все-таки не стоит, и решаем ограничиться пивом. Мистер Тищенко преподает английский в Национальном университете Гуанси. Преимущественное право при поступлении в этот университет имеют национальные меньшинства провинции. вообще это замечательная фишка китайских колледжей и университетов – иностранные языки преподают носители языка. Русский в Хэйхэ, Харбине и Пекине преподают русские, английский чаще всего читают австралийцы и новозеландцы. Как и я мистер Джон Тищенко обожает Китай. Его родственники приехали в Австралию после нашей революции, поэтому кроме слов «Перестройка» и «здравствуйте» мой новый знакомый русский не знает вообще. Он хотел бы его выучить, но не потому что на нем разговаривал Ленин. Джон предложил переночевать в его двухэтажном коттедже, но я не решился его стеснять и не рискнул оставлять в отеле свои вещи.

10000 км

黑龙江 黑河 Heilongjiang, Heihe


黑河

Хэйхэ (Heihe)

Дословно – черная река

Самый северный уездный центр Китая. В провинции Хэйлунцзян (黑龙江) или на традиционном китайском иероглифы обозначают: «Черный, Дракон, Река» или Река Черного Дракона – так же как называется по-китайски Амур. То есть провинция Хэйлунцзян то же самое что и  Амурская область, за той небольшой разницей, что в одной, нашей, население уже меньше миллиона и продолжает уменьшаться, а в их, китайской, население «всего» что-то около 40 миллионов и продолжает увеличиваться.  На провинцию возлагались большие надежды, которые связывались с тем, что «Старший Брат» не окажется настолько бестолковым и с ним можно будет иметь дела. Но не сложилось. И русских в Хэйхэ стало ездить меньше и китайцев из Благовещенска выгнали в ходе кампании по изгнанию азербайджанцев с рынков столицы. Это одна из причин того, что город стал опасным для русских туристов. Здесь орудуют карманники, здесь убили уже двоих русских. Первый убитый вроде бы был виноват сам – считал, что белый человек на желтого может плевать с высокой колокольни. Случилось поножовщина, а китайцы, как наверное и все под парами алкоголя и при виде крови звереют совершенно. В итоге одного убили, двоих порезали. Убийцу нашли в Шанхае через два месяца после года следствия и суда он уже приговорен к смертной казни с отсрочкой приговора – китайскому эквиваленту пожизненного заключения. Правда в отличие от последнего, если что-либо натворит в тюрьме, приговор в исполнение приведут не задумываясь. Зимой 2007-го при ограблении была убита женщина. Случай неслыханный. Теперь в местах пребывания русских туристов постоянно дежурит полиция. Можно не сомневаться и в том, что как только убийца будет пойман никакой отсрочки к нему применено не будет.

 

Население – 140 тыс. человек, но по планам развития города к 2010 оно должно увеличиться вдвое. Если должно, значит увеличится. Хэйхэ не самый современный город в Китае, но по сравнению с Благовещенском выглядит очень неплохо. Жители Хайланпао со своего берега с завистью поглядывают на новую набережную Хэйхэ щедро залитую светом, вырабатываемым на Зейской и Бурейской ГЭС.

 

Особых туристических фишек в Хэйхэ нет, разве что протяженная набережная, однако таких набережных па Китаю – пруд пруди. Но так как на сопредельной стороне ничего для китайских туристов не сделали, здесь  организовали «русскую деревню». В Хэйхэ снимался китайский вариант фильма «А зори здесь тихие». Художник и режиссер сначала искали чисто русскую деревню на другом берегу Амура, но не нашли. Отстроили у себя. Фильм, надо сказать, получился неплохим. И если кое-какие неточности есть, приходится признать, что не многим удается снять фильм о нашей истории с такой любовью к нам. Нам иногда удается, у американцев здорово получается, теперь вот и китайцы научились. Среди огромного количества телесериалов снимаемых по всему миру и показываемых у нас, «А зори здесь тихие» не потерялся ни в Китае, ни в России. Но мы о китайской истории фильмов не снимаем.

 

На таможне меня встречают журналисты газеты «Хэйхэ-жибао». Передаю редактору свой паспорт – сделать визу журналисту не так-то легко – мало чего он там понапишет, поэтому через такого поручителя это сделать проще. Сам иду за билетами в Харбин и Пекин. Через час билеты я уже взял.

Мне звонит переводчик, узнает, где я нахожусь, и за мною приезжает служебный Toyota «Landcruiser». У нас эта машина тоже популярна у «слуг народа», но наши чиновники ездят на новых или подержанных японских джипах, а этот сделан в Китае. Естественно, едем в ресторан, иначе просто быть не может. Потом небольшой отдых и опять ресторан. Всегда удивляюсь, как в тощего китайца влезает столько еды. Скорее всего, мне этого никогда не понять. За день перед отъездом я весил 90 кг, наверное, пару килограмм добавил.

 

Кстати, о еде. Как и у нас в Китае присутствуют крупнейшие мировые сети общепита KFC, McDonalds, Pizza Hut и так далее. Pizza Hut наименее распространена, впрочем как и нас, McDonalds встречается значительно чаще, но самую обширную сеть раскинула KFC. Практически в любом уездном центре страны такой фаст-фуд есть. Есть он и в Хэйхэ. К этому можно относиться по разному, но я вот о чем подумал – ведь у нас ни одна из таких кафешек не появляется в бедном городе, все больше Москва да Питер, а в Китае везде! Хотя там дороже, чем в традиционной чифаньке (чифань – есть, кушать). К чему бы это? А просто все – там перспектива есть, а в том же Хайланпао нет и вряд ли придвидится.

 

Вечером сажусь в поезд на Харбин. У многих моих соотечественников отношение к китайским поездам не самое лучшее, но мне нравится. Основным типом вагонов является 25-я серия, скорее всего сделанная на основе европейских разработок. В каждом пассажирском поезде есть один агрегатный вагон, который зимой гоняет по составу теплый воздух, а летом – холодный. Обитаемость по сравнению с нашими просто сказочная. Как и у нас есть общие вагоны – в них сидят на мягких сидениях, купейные, багажные, ресторан и самые привычные для меня плацкартные. В китайской плацкарте нет привычных нам «боковушек», а такая же пассажировместимость достигается наличием в каждом купе третьей полки. Именно на нее я и беру билет практически всегда. На третьей полке вас никто не потревожит – спи в свое удовольствие.

 

Утром прибываю в Харбин и сразу пересаживаюсь в поезд на Пекин. Раньше предпочитал провести день в Харбине, а в столицу выезжать в ночь, но теперь на это у меня нет времени.